Даниил Нечай, свидетельство.

10805664_765732490187908_4687596547955318097_n-2.jpgДаниил Нечай: истинная свобода есть лишь в Боге!

 

Родом я из Севастополя. Родился в благополучной, как обычно говорят, семье, где не было воров, преступников, наркоманов или алкоголиков. Мой отец был военным офицером, мама работала в сфере торговли, так что в перспективе у меня, как говорят в Одессе, было «шикарное будущее». Но, едва став подростком, я познакомился с «улицей». У меня появились друзья определенного круга, а затем и первые тайны от родных.

Первой тайной, с которой, по моему мнению, ВСЁ как раз начинается, была сигарета. Помню, как мы с друзьями прятались по кустам и делали первые затяжки, а потом, чтобы родители ничего не заподозрили, жевали кипарис. Тогда нам казалось, что мы уже взрослые... Следом, буквально через небольшой промежуток времени, появилась вторая тайна – алкоголь. Я думал, что пить – это тоже «по-взрослому».

В школе, к концу восьмого класса, у меня появилась третья тайна, которая стала окончательным толчком к падению в пропасть в еще, по сути, не начавшемся жизненном пути. Это был наркотик – конопля.

Немало ребят «сидело» на этом наркотике и в училище, куда я поступил после окончания школы. Все они были из близлежащих деревень, где этой «травки» росло довольно много. Чтобы не отставать от коллектива, я стал курить регулярно, почти каждый день. На втором курсе меня «просветили» еще больше, сказав, что есть таблетки, от которых якобы тоже, как и от конопли, нет зависимости – «Трамадол». Я решил попробовать и мне понравилось. К этому препарату в аптеках был свободный доступ, плюс – от них не было запаха перегара и, в принципе, я физически себя контролировал, поэтому стал принимать таблетки регулярно. Но однажды у меня не получилось вовремя выпить «дозу» и буквально сразу же я ощутил, что такое «ломка» – мне стало ужасно плохо. Какой-то голос твердил: «Тебе надо срочно выпить таблетку!», но здравый смысл подсказывал, что это всё может трагически закончиться. В конце концов, я сломался…

К концу третьего курса мои родители, наконец поняв, что я качусь по наклонной вниз, забили тревогу. Отец, будучи военным, решил отдать меня в армию. «Там из тебя человека сделают!» – кипел он от негодования. Но наркотик, который уже жил у меня в разуме, не давал покоя. Служа, я периодически находил способы и доставал «дозу» для кайфа. Отслужив в армии полтора года, демобилизовался и решил пойти работать, как все нормальные люди. Но оказалось, что работать надо было целый месяц, причем, каждый день и денег платят мало.

Через какое-то время «лавочку» «Трамадола» закрыли – казалось бы, вот он, конец наркомании. Но… у меня были «хорошие» друзья, которые, я был уверен, плохого не пожелают. Они и предложили попробовать лучший, по их словам, наркотик – «винт». Отказаться я не смог, но вместе с ним пришлось «познакомиться» и со шприцом.

Так я начал колоться. Наркотики стали частью моей повседневной жизни. Периодически мне удавалось «спрыгивать» с иглы и какое-то время не употреблять наркотики, но внутри себя я был убежден: лучше наркотика не может быть ничего. Через какое-то время доступ к одному из компонентов этого яда прикрыли и я стал искать для себя что-то другое. Так как алкоголь не очень любил, то «присмотрел» мак. Практически с первого укола попал в так называемую «систему», которая поглотила меня полностью. Из-за нее мало-помалу я стал превращаться в зомби.

Передо мной стояла только одна цель – достать желанную дозу. Каким способом я её достану, мне уже было безразлично, и то, что совсем недавно, по «понятиям», считалось запретом, уже не останавливало меня. Я начал воровать дома: вытаскивал всё, что только можно было продать, чтобы купить долгожданную «дозу». До сих пор с болью и сожалением вспоминаю случай, когда моя мама сильно заболела. Ей было трудно выходить из дома и она вынуждена была доверить мне поход в аптеку за лекарствами в соседний дом. Помню, вышел, иду по улице и точно знаю, что иду покупать лекарства матери, но, зайдя в аптеку, увидел в очереди своих дружков, покупающих шприцы. «Есть раствор, пойдём, уколешься», – заговорщицки прошептали они мне. Передо мной стал выбор – либо лекарства для матери, либо снятие ломки. И я выбрал наркотик… Идя с друзьями по дороге, убеждал себя: «Сейчас уколешься и быстро достанешь денег на лекарство матери». Но понимал, что обманываюсь, так как знал: даже если достану денег, то снова буду звонить «барыге»…

Шли годы, наркотик делал свою черную работу в моем теле и сознании. Последние три года «трезвым» я был, как правило, не больше двух дней. Я не понимал, зачем и для чего жить «трезвым», если можно уколоться.

Спустя некоторое время умер отец. Мама из всех сил работала, чтобы содержать дом и нас. Она догадывалась, что у меня серьезные проблемы, но я мог так хитро делать, что она подозревала что угодно, но только не «шприц».  Но однажды страшная тайна открылась – она случайно увидела мои исколотые руки. Мама, не медля, начала бить в колокола – меня возили по врачам, экстрасенсам, различным бабушкам; «приговаривали», «заговаривали» и «уговаривали», в больнице не раз промывали кровеносную систему, делали полную детоксикацию. Но ничего не помогало – демонический контроль меня не отпускал.

Однажды, решив в очередной раз всё изменить, я приполз домой и признался маме, что не хочу умирать, но ничего не могу с собой поделать. «Давай поедем к наркологу», – попросил маму. Мы попали на прием к одному из ведущих специалистов-наркологов Крыма. Он узнал меня сразу: «Что в этот раз?» «Я больше не хочу колоться», – ответил я. Врач покачал головой: «Ты можешь соврать мне, своей матери, но себе скажи правду. Ты не сможешь оставить наркотик». «Тебя могут в очередной раз промыть, вшить блокиратор, запереть, наконец, в дурдоме, но всё это тебе не поможет», – добавил он.

«Он неизлечим», – доктор озвучил мой диагноз маме. – «Вам надо научиться жить с наркоманом». Мне предложили три варианта: первый – меня ставят на метадоновую программу и через пару лет я умираю, второй – я продолжаю такой же образ жизни и тоже через какое-то время умираю. «Третий способ – ребцентр», – в конце озвучил нарколог. – «Есть христианские реабилитационные центры, где некоторые освобождаются от зависимости».

Мама, услышав слово «христианский», тут же поехала в православную церковь за помощью, но к сожалению, на тот момент у них не было специализированного центра по реабилитации наркоманов, и там ей ответили: «Езжайте в наркологию»... Выйдя из церкви, мама взмолилась к Богу, прося у Него помощи. «Боже! Что мне делать с сыном?!» – беспомощно рыдала она на ступеньках храма.

И Бог не заставил Себя ждать. В тот же день незнакомые люди на улице дали ей визитку с номерами телефонов, на которой было написано «помощь алко- и наркозависимым». Это был ответ от Бога. После звонка по указанному номеру нас навестили люди, как потом оказалось, верующие. Они действительно начали оказывать помощь, разъяснили маме, кто такой наркоман, кто и что им движет, но, самое главное, показали, где и у Кого надо искать помощи. Так мама познакомилась с Иисусом, покаялась, начала читать Библию, ходить на домашнюю группу, посещать воскресные собрания.

Свободу от зависимости я получил не сразу. Два года братья из церкви приходили к нам домой, беседовали с мной – я оставался «закрыт». «Я же пацан, а вы – церковники,  рассказываете мне ерунду», – хорохорился я. Однажды мама уговорила меня пойти на собрание. После увиденного я решил, что она попала в секту, и «закрылся» ещё больше. Но Бог меня не оставил, а напротив, стал делать всё, чтобы я пришел к Нему. Сложные обстоятельства в моей жизни начали настолько быстро сгущаться, проблемы загнали в такой тупик, что, однажды, сидя в углу комнаты в полном одиночестве, я понял – мне помочь может только Бог.

Помню, однажды пришел домой и говорю: «Мама, я хочу поехать в ребцентр. Я должен поехать, иначе мне конец». Мама молча заплакала… На следующий день я уже находился под Херсоном в ребцентре – с 40-килограммовой сумкой вещей в руке, разбитой жизнью, не имея нормального будущего.

Это было именно то место, где моя жизнь перевернулась и кардинально изменилась. Там я познакомился с Иисусом Христом, который предложил мне выбор: или жить с Ним, или умереть без Него. Я выбрал жизнь в Боге... Сейчас я точно знаю, что ИСТИННАЯ СВОБОДА есть лишь в Боге, и моя личная свобода – в Иисусе Христе. Бог забрал все мои болезни, какие только я мог себе заработать из-за наркотиков, восстановил физически и, главное, духовно. Он подарил мне надежду и дал будущность. Господь сказал мне, что Он не оставит меня, а я пообещал Ему, что буду следовать за Ним.